Денис Иванович Фонвизин

КАК УХОДИЛИ ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ

 

Несмотря на тяжёлую болезнь (последние 6 лет жизни был парализован; первый апоплексический удар случился у него в 1785 году, в течение 1791 года – приступ повторялся 4 раза) Денис Иванович Фонвизин, выйдя в отставку, работал, до конца жизни занимался литературным трудом; жил деятельно, напряжённо, дружил с современными ему литераторами.

Он договорился с молодым переводчиком и издателем Петром Богдановичем об издании полного собрания своих сочинений в 5 томах, в которые включил и запрещённые статьи из журнала «Друг честных людей, или Стародум» (своими политическими и сатирическими сочинениями он хотел бороться с Екатериной II и служить своему отечеству). Когда издание запретили – Фонвизин, понимая, что скоро покинет этот мир, передал все рукописи Петру Богдановичу для того, чтобы он издал их в будущем.

Д. И. Фонвизин оставил потомкам и свои труды последних лет жизни: статьи, распространявшиеся только в списках, комедию «Выбор гувернёра» (посвящённую, как и «Недоросль», вопросам воспитания, но уступающую известной пьесе в художественном отношении), драматический фельетон «Разговор у княгини Халдиной»; неоконченную автобиографию «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях» (написана под влиянием «Исповеди Ж.-Ж. Руссо; в ней отражены возросшие в годы болезни покаянные религиозные настроения автора).

В «Рассуждении о суетности жизни человеческой» Денис Иванович писал:
«В течение года поразили меня 2 удара; но Господь, защитник живота моего, всегда отвращал вознёсшуюся на меня злобу смерти. Его святой воле угодно было лишить меня руки, ноги и части употребления языка: наказуя наказа мя Господь, но смерти не предаде. Но сие лишение почитаю я действием бесконечного ко мне милосердия, ибо… Всевидец, зная, что таланты мои могут быть более вредны, нежели полезны, отнял у меня самого способы изъясняться словесно и письменно и просветил меня в рассуждении меня самого. С благоговением ношу я наложенный на меня крест и не перестану до конца жизни моей восклицать: Господи! Благо мне, яко смирил мя еси»
.

Говорят, незадолго до своей кончины Фонвизин катался на инвалидной коляске перед университетом и кричал студентам: «Вот до чего доводит литература. Никогда не будьте писателями! Никогда не занимайтесь литературой!».

Поэт Иван Иванович Дмитриев видел Дениса Ивановича за день до его смерти, 30 ноября 1892 года (по старому стилю), в Санкт-Петербурге, в доме русского поэта, государственного деятеля Российской империи, сенатора, действительного тайного советника Гавриила Романовича Державина; он принёс новую комедию, был шутлив и весел:
«…Приехал Фонвизин. Увидя его в первый раз, я вздрогнул и почувствовал всю бедность и тщету человеческую. Он вступил в кабинет Державина, поддерживаемый двумя молодыми офицерами… Уже он не мог владеть одною рукою, равно и одна нога одеревенела… Говорил с крайним усилием и каждое слово произносил голосом охриплым и диким, но большие глаза его сверкали… Он подал знак одному из своих вожатых, и тот прочитал комедию одним духом. В продолжение чтения сам автор глазами, киваньем головы, движением здоровой руки подкреплял силу тех выражений, которые самому ему нравились. Игривость ума не оставляла его и при болезненном состоянии тела. Несмотря на трудность рассказа, он заставлял нас не однажды смеяться… Мы расстались с ним в одиннадцать часов вечера, а наутро он уже был в гробе»
.

Скончался Фонвизин 1 (12) декабря. Ему было 47 лет.

Похоронен Денис Иванович на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры (Некрополь 18 века).

По-видимому, первоначально на могиле лежала надгробная плита, надпись с которой была «в точности снята» при изготовлении памятника, установленного в 1893 году, дожившего до наших дней.

Саркофаг сделан из серого гранита, в который сверху врезана мраморная доска; на её поверхности вырублены изображения черепа с костями и «креста св. Иоанна» (четырёхконечного креста с вогнутыми лопастями); между ними надпись:
«Под сим камнем погребено тело статского советника Дениса Ивановича Фонвизина. Родился в 1745 году апреля 3 дня, преставился в
1792 году декабря 1 дня, жития его было 48 лет, 7 месяцев и 28 дней»
.
Могила обнесена железной кованой оградой из овальных и прямых прутьев.

 

Денис Иванович Фонвизин родился 14 (3) апреля 1745, умер 12 (1) декабря 1792 года. Русский драматург, писатель, публицист, переводчик, представитель русского классицизма, известный масон, создатель национальной русской бытовой комедии. Автор известной пьесы «Недоросль».
Александр Иванович Герцен сказал: «В произведениях этого писателя впервые выявилось демоническое начало сарказма и негодования, которому суждено было с тех пор пронизать всю русскую литературу, став в ней господствующей тенденцией».
Известнейший литературный критик Виссарион Григорьевич Белинский отметил: «Вообще для меня Кантемир и Фонвизин, особенно последний, – самые интересные писатели первых периодов нашей литературы: они говорят мне не о заоблачных первостепенностях по случаю плошечных иллюминаций, а о живой действительности, исторически существовавшей, о правах общества».


Лисица-Кознодей
Басня

В Ливийской стороне правдивый слух промчался,
Что Лев, звериный царь, в большом лесу скончался.
Стекалися туда скоты со всех сторон
Свидетелями быть огромных похорон.
Лисица-Кознодей, при мрачном сём обряде,
С смиренной харею, в монашеском наряде,
Взмостясь на кафедру, с восторгом вопиёт:
«О, рок! Лютейший рок! Кого лишился свет!
Кончиной кроткого владыки поражённый,
Восплачь и возрыдай, зверей собор почтенный!
Се царь, премудрейший из всех лесных царей,
Достойный вечных слёз, достойный алтарей,
Своим рабам отец, своим врагам ужасен,
Пред нами распростёрт, бесчувствен и безгласен!
Чей ум постигнуть мог число его доброт?
Пучину благости, величие щедрот?
В его правление невинность не страдала
И правда на суде бесстрашно председала;
Он скотолюбие в душе своей питал,
В нём трона своего подпору почитал;
Был в области своей порядка насадитель,
Художеств и наук был друг и покровитель».
«О, лесть подлейшая! – шепнул Собаке Крот. –
Я Льва коротко знал: он был пресущий скот,
И зол… и бестолков, и силой вышней власти
Он только насыщал свои тирански страсти.
Трон кроткого царя, достойна алтарей,
Был сплочён из костей растерзанных зверей!
В его правление любимцы и вельможи
Сдирали без чинов с зверей невинных кожи;
И словом так была юстиция строга,
Что кто кого смога, так тот того в рога.
Благоразумный Слон из леса в степь сокрылся,
Домостроитель Бобр от пошлин разорился,
И Пифик-слабоум, списатель зверских лиц,
Служивший у двора честнее всех Лисиц,
Который, посвятя работе дни и ночи,
Искусной кистию прельщая зверски очи,
Портретов написал с царя зверей лесных
Пятнадцать в целый рост и двадцать поясных;
Да сверх того ещё, по новому манеру,
Альфреско* расписал монаршую пещеру, –
За то, что в жизнь свою трудился сколько мог,
С тоски и с голоду третьего дни издох.
Вот мудрого царя правление похвально!
Возможно ль ложь сплетать столь явно и нахально!»
Собака молвила: «Чему дивишься ты,
Что знатному скоту льстят подлые скоты?
Когда ж и то тебя так сильно изумляет,
Что низка тварь корысть всему предпочитает
И к счастию бредёт презренными путьми, –
Так, видно, никогда ты не жил меж людьми».

*Альфреско (фреско ср., нескл., итал.) – стенная живопись водяными красками, по сырой, подготовленной для этого обмазке; ныне вообще зовут так хорошую стенную живопись и употр. мн. фрески, которое склоняют... (Толковый словарь Даля).

 
Каталог
Акции

31.05.2019

Участие в выставке в Новосибирске
подробнее

01.11.2017

Вручение Большой золотой медали выставки "Некрополь-2017"
подробнее

27.10.2017

Благодарственное письмо от президента проекта "Некрополь"
подробнее

все акции