Александр Николаевич Радищев

КАК УХОДИЛИ ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ

 

Смерть Александра Николаевича Радищева подробно описана её очевидцем и первым биографом − старшим сыном Павлом.

Утром (около 9 часов) 11 сентября 1802 года по старому стилю Радищев, приняв успокоительное, неожиданно выпил большой стакан так называемой «царской» водки (это смесь концентрированных соляной и азотной кислот в соотношении 1 к 3, жёлтого цвета, с запахом хлора и окислов азота; русское её название происходит от способности растворять золото; ей чистили замки, канделябры, пуговицы, эполеты на мундирах). Павел, он служил мичманом, готовился чистить данной смесью мишуру на эполетах.

Александр Николаевич сошёл с ума от боли (кислота выжгла слизистую оболочку пищевода и желудка) и пытался перерезать себе бритвой горло. Сын отобрал бритву (Радищев воскликнул: «Теперь я буду долго мучиться!»). Вызвал врача священника. Александр Николаевич исповедовался. Императорский лейб-медик Яков Виллье пытался остановить действие яда микстурами и кровопусканием. Это не помогло. Приехал другой придворный медик. Он сделал вывод, что помочь − уже невозможно.

В 12:30 часов ночи 12 сентября Александр Николаевич Радищев, пережив невыносимые мучения (настойка опия, которую давали, не обезболивала, так как слизистая была сожжена), умер.

Уже долго ведутся споры о причинах, побудивших его выпить яд. Существуют три версии; у каждой из них − множество сторонников с очень известными именами.

Как ни странно, одна из версий принадлежит Александру Сергеевичу Пушкину. Она была озвучена в 1857 году, через 20 лет после смерти Пушкина и через 55 лет после смерти Радищева.

В этом году вышел 7-й том первого научного, относительно полного собрания сочинений Александра Сергеевича, изданного Павлом Васильевичем Анненковым. В этом томе впервые была опубликована написанная ещё в 1836 году, но не пропущенная цензурой статья Пушкина «Александр Радищев».

К середине XIX века Радищев – уже забытый автор. А статья едкая: поздний Пушкин не разделял политических взглядов Александра Николаевича.

О смерти Радищева Александр Сергеевич написал, что, работая в Комиссии по составлению законов, он предложил начальству излишне революционный проект в духе своего «Путешествия из Петербурга в Москву». И получил шутливый упрёк от начальника, графа Петра Васильевича Завадовского: «Мало тебе было, что ли, Сибири?» Увидев в шутке реальную угрозу, Александр Николаевич вернулся домой и отравился. По современной психиатрической классификации, версия Пушкина – автоматическое, или импульсивное, самоубийство, результат мгновенного решения, который может спровоцировать вид пригодного предмета: «Конец, им давно предвиденный и который он сам себе напророчил!».

Самый неадекватный поступок Радищева, кроме выпитого стакана кислоты, – издание книги «Путешествие из Петербурга в Москву». В остальном он был вполне нормален: практичен, последователен, благоразумен. Только перед самой смертью, по словам сына, из-за неприятностей с
П. В. Завадовским (он боялся снова оказаться в Сибири) и общих служебных неудач впал в ипохондрию. Принимал лекарства, в том числе и перед своей внезапной смертью.

По Пушкину, смерть Радищева наступила по малодушию. Но, издавая «Путешествие…», Александр Николаевич наоборот проявил редкостное, хотя и безрассудное мужество.

Нужно специально отметить. Императрица Екатерина II, прочитав «Путешествие из Петербурга в Москву», сказала: «Бунтовщик хуже Пугачёва», и приговорила его к смертной казни, которую потом заменили ссылкой. После её смерти её сын Павел I вернул Радищева из Сибири, а внук
Александр I дал свободу и привлёк к составлению законов.

Павел Радищев в специальных «Замечаниях» прокомментировал статью Александра Сергеевича. Он разобрал очерк, опроверг биографические неточности, защищая отца от критики. Написал: «О смерти Радищева Пушкин пишет совсем не то, не знавши достоверно, как она происходила». Павел Александрович отметил, что оснований опасаться повторной ссылки у его отца не было. Молодой император Александр думал о либеральных реформах. Он сознательно назначил Радищева в Комиссию по составлению законов. Александр Николаевич мог только обидеться на Завадовского.

И А. С. Пушкин, и П. А. Радищев – по сути сторонники одной и той же версии. Пушкин считал, решение о самоубийстве Александр Николаевич принял без причин. А Павел Радищев считает: самоубийство отца – результат душевного расстройства, депрессии и шутки Завадовского.

Статья Пушкина сделала Радищева вновь в конце 50-х – начало 60-х годов XVIII века актуальным. И появилась вторая версия его смерти: самоубийство как последнее слово. В это время такое философское самоубийство вошло в моду.

По данной версии, Александр Николаевич, убив себя, добивался изменения государственной политики. Работать в Комиссии по составлению законов означало встать на путь медленного реформаторства, постепенного просвещения, пойти на компромисс.

В 1857 году Герцен в своей Вольной русской типографии впервые после 1790 года издал полный текст «Путешествия из Петербурга в Москву» со вступительной статьёй, в которой назвал Радищев историческим предшественником декабристов и следующего поколения революционеров, к которому принадлежал и сам Герцен. У Пушкина Радищев – мечтатель, вначале увлёкшийся идеями революции, а потом разочаровавшийся и умерший, до конца не понимая, чего хочет. У Герцена – последовательный сторонник освобождения. Начался посмертный спор с Пушкиным о Радищеве. Появилось большое количество критических статей, затем научные исследования. Выявлено множество новых сведений гибели Радищева.

Третья версия – не очень распространённая: случайность. Наиболее обстоятельно её выдвинул в своей монографии, вышедшей в 1966 году, ленинградский литературовед Дмитрий Семёнович Бабкин. А. Н. Радищев выпил «царскую» водку нечаянно, перепутав с водой (только что приготовленная, она прозрачна). Он пытался зарезаться, чтобы прекратить ужаснейшие мучения. Доктора постоянно видят такие случаи: Александр Николаевич был в депрессивном состоянии, и потерял способность к концентрации. Обычно в таких обстоятельствах люди неумышленно и травятся. Версия Бабкина по-советски слабо аргументирована, и была воспринята филологами и историками как курьёз. Но, возможно, именно она и правильна.

Мы не узнаем никогда, какая из трёх версий реальна, верна…

А в ведомости церкви Волковского кладбища в Петербурге от 13 сентября 1802 года написано: «коллежский советник Александр Радищев; пятидесяти трёх лет, умер чахоткою (от туберкулёза – Ред.), при выносе был священник Василий Налимов».

Император Александр I выделил деньги на оплату долгов А. Н. Радищева; назначил его старшей дочери пенсию в 500 рублей; две его малолетние девочки были отданы в Смольный монастырь, а шестилетний сын определён во Второй кадетский корпус.

Могила Александра Николаевича − утеряна. Но считается, что его похоронили недалеко от Воскресенской церкви.

В 1987 году на стене церкви установили памятную табличку, а почти напротив – небольшую стелу, не содержащую праха (кенотаф).

 

Эпитафия

О! Если то не ложно,
Что мы по смерти будем жить;
Коль будем жить, то чувствовать нам должно;
Коль будем чувствовать, нельзя и не любить.
Надеждой сей себя питая
И дни в тоске препровождая,
Я смерти жду, как брачна дня;
Умру и горести забуду,
В объятиях твоих я паки счастлив буду.
Но если ж то мечта, что сердцу льстит маня,
И ненавистный рок отъял тебя на веки,
Тогда отрады нет, да льются слёзны реки.

Тронись, любезная! Стенаниями друга,
Се предстоит тебе в объятьях твоих чад;
Не можешь коль прейти свирепых смерти врат,
Явись хотя в мечте, утеши тем супруга…

 
Каталог
Акции

31.05.2019

Участие в выставке в Новосибирске
подробнее

01.11.2017

Вручение Большой золотой медали выставки "Некрополь-2017"
подробнее

27.10.2017

Благодарственное письмо от президента проекта "Некрополь"
подробнее

все акции